Стаффордширский бультерьер - Породы собак - ПОРОДЫ СОБАК - СТАТЬИ - "Якутский фонд помощи животным"
Не у каждого в доме должны быть кошка или собака, но у каждой кошки или собаки должен быть дом!

Меню сайта
Категории раздела

Реклама




Статистика

Rambler's Top100 Rambler's Top100

 

 
Главная » Статьи » ПОРОДЫ СОБАК » Породы собак

Стаффордширский бультерьер
Скорее, бульдог, нежели терьер, этот стаффордширский бультерьер с широкой и массивной головой обладает яркой индивидуальностью и способностью постоять за себя, абсолютно не соответствующей его размеру.
 
Согласно общепринятой теории, порода возникла в графстве Стаффордшир путем скрещивания староанглийского бульдога с терьером, якобы для придания первому большей азартности и подвижности для участия в собачьих боях. Это положение - при его лирическом осмыслении - способно вызвать искреннее изумление: неужели терьер, который, в основном, охотится на лис и давит крыс, способен улучшить боевые качества бульдога? Или для убийства крысы нужно больше мужества, силы и скорости, чем для боя с быком или собакой? Кроме того, не в пользу вышеприведенного утверждения говорит опыт создания английского бультерьера, задуманного Джоном Хинксом как боевая собака: уже в третьем поколении он не оправдал надежд заводчика и превратился в героя "крысиных питов" и спутника молодого английского джентльмена, искавшего способа подчеркнуть свой сильный характер и спортивный стиль жизни. Имеет также смысл прислушаться к словам известного специалиста Стоунхенджа, который отмечал, что терьеров часто скрещивали с бульдогом для увеличения злобы и упорства, необходимых охотничьему терьеру (но никак не для улучшения бульдога). Стаpоанглийский бульдог как истинно рабочая собака обладал силой, скоростью, чутьем и свирепостью в достаточной степени и не нуждался в скрещивании с кем-либо еще для усиления этих качеств. Селекции различных форм бульдога для тех или иных нужд не исключала скрещивания с другими породами, но мы все же склонны разделить точку зрения Ричарда Страттона, посвятившего немало времени изучению бойцовых пород. Ее (точки зрения) суть заключается в том, что собаки для собачьих боев представляют собой малую форму травильного бульдога, издревле существующую в относительной чистоте и известную в разных странах под разными названиями сходство.
 
Интерес человека к травле зверей известен с дохристианских времен и нашел отражение в культуре Крита и Рима, живая связь с этой архаической традицией наблюдается у некоторых современных племен и народов.
 
Устроители подобных представлений с глубокой древности стремились сделать их наиболее зрелищными и интересными. Следствием подобной заботы был тщательный выбор четвероногих гладиаторов, сыгравший решавшую роль в поpодообpазовании всех без исключения травильных собак.
 
Старинные заводчики, определив для себя подходящих кандидатов, скрещивали лучшего с лучшими. Не особенно заботясь о внешнем виде, угрозе инбридной депрессии и соответствии какому-либо стандарту, они добивались исключительно усиления и закрепления боевых качеств, необходимых для участника представления. Свойства, обеспечивающие успех боевой собаке, мы рассмотрим чуть позже. Но прежде обратимся к изображениям собак, сражавшихся друг с другом, начиная с XII века, чтобы отметить их разительное сходство с современными пит-породами. Будучи некрупной разновидностью догообразных, псы-гладиаторы обнаруживают большое между собой в различных уголках земного шара. Стаффордширский бультерьер, питбультерьер, перро-де-пресо-канарио (или Канарский бульдог), перро-де-преса-мальоркин, ныне исчезнувшие в чистоте бульдоги Сицилии и Корсики, вымершая старая боевая собака Коpдовы, древние собаки Шотландии и Ирландии - все это близкородственные породы, восходящие к единым предкам и приобретшие еще большее сходство вследствие общего предназначения. Помимо этого интегрирующим признаком является специфическая особенность психики боевой собаки, требующая объяснения. Этологи, изучающие агрессивность животных, пришли к поразительному выводу: крупные и грозные хищники очень редко дерутся между собой. Первыми это заметили еще римляне. Пытаясь стравливать в цирках львов, они обнаружили, что лев был готов атаковать любое существо, но несколько львов на арене никогда не дрались между собой, ограничиваясь демонстрацией силы и ревом.
 
В этом нет ничего удивительного, поскольку природа должна была позаботиться о том, чтобы такие грозные боевые "машины", каковыми являются хищники, попросту не перебили друг друга в возникающих конфликтах. Должен существовать непреодолимый психологический барьер, снижающий внутривидовую агрессивность и, очевидно, закрепленный в генотипе группой доминантных генов, Иначе вид ждет самоуничтожение. В схватках между собой у диких псовых и домашних собак на первом месте стоит ритуал угрозы и выяснения иерархии, а не стремление убить или покалечить.
 
Обычно собаки, будь то дикие или домашние, начинают драку следующим образом:
1. Клыки оскалены,
2. Шерсть поднята дыбом, чтобы создать иллюзию большего размера.
3. Издают различные звуки (чаще рычание), выражающие угрозу. 4. Если ни один из противников не изменил своего решения, предпринимается попытка опрокинуть врага, схватить за загривок, либо как-нибудь иначе доказать физическое превосходство, причем хватки быстрые, непродолжительные и, судя по отсутствию серьезных повреждений, в 90% случаев носят все тот же демонстративный, "убеждающий" характер. Проигравшая сторона принимает позу подчинения и осуществляет "стратегический" отход, не будучи преследуемой победителем.
 
Так ведут себя все нормальные "гражданские" собаки, кроме специализированных боевых. Посмотрим, как будет вести себя типичный потомок бойцовых собак в аналогичной ситуации:
1. Клыки не оскалены.
2. Если шерсть поднята дыбом (что бывает редко, особенно у хороших бойцов), то на очень короткое время и в самом начале схватки.
3. Очень мало шума. Рычание отсутствует, возможно поскуливание от нетерпения, если собаку держат.
4. Бойцовая собака вначале оценивает противника, нащупывая слабые места в его обороне и делая ложные выпады. Затем решительно переходит в атаку. Она безразлична к позам подчинения собаки другой породы и, словно ничего не изменилось, продолжает атаковать сдавшегося. Сами же бойцовые собаки никогда не сдаются, потому, вероятно, что "не умеют", ибо их психика сильно отличается от психики прочих собак.
 
Подобные различия не являются признаком "психической неполноценности или нравственного уродства", как любят утверждать враги породы. Это лишь следствие крайней специализации, повлекшей перестройку на генетическом уровне базовых инстинктов, регулирующих внутривидовое поведение. Ведь никому не приходит в голову назвать психически неполноценной борзую, которая догонят, убивает зайца и ...отдает хозяину вместо того, чтобы съесть самой; или колли, которая пасет и сторожит овец, но не питается ими, как это делают дикие псовые, также сопровождающие и стерегущие "свои" стада копытных. В основе полезного человеку поведения всех домашних собак лежит модификация и последующее целенаправленное разведение их естественных инстинктов, подкрепленное генетическими изменениями (иначе невозможна была бы передача признака по наследству), и специализация. Боевая собака, таким образом, не больший "выродок", чем остальные породы, и она не виновата в том, что именно такова, какова есть. Другое дело, что ломка барьера, сдерживающего внутривидовую агрессивность, должна 6ыла быть очень длительным и трудоемким процессом, поскольку это свойство является гарантом выживаемости и во всем предусмотрительная природа позаботилась о "дублированных системах защиты признака".
 
Поэтому человек пытался и пользовать для боев многие породы, а "победить природу" ему удалось лишь в нескольких, да и то в результате постоянного инбридинга. Очевидно, осуществить задачу, скрещивания каких попало собак (лишь бы дрались), невозможно, поскольку такое скрещивание усиливает генетическое разнообразие, то есть не ведет к выявлению и консолидации рецессивных признаков.
 
Боевой пес агрессивен к собакам и дружелюбен к человеку. Подобная парадоксальность также достигнута длительным отбором и закреплены генетически: иначе владелец собак не мог бы за ними ухаживать и растаскивать в пит-ринге. Эти доводы заставляют всерьез задуматься о возможности выведения боевой собаки с аналогичными признаками путем скрещивания и в относительно короткие сроки. Скорее всего, предки бойцовых собак и стаффордширского терьера в частности оттачивались и шлифовались заводчиками столетиями, таких собак берегли, ценили и вряд ли вязали с кем попало. Селекционеры древности не были вооружены современной наукой, ничего не знали о генетике, но обладали гениальной интуицией и отменной наблюдательностью, позволившей использовать в практической работе закономерности, "открытые" только в XX веке, и сформировать к настоящему моменту все многообразие домашних животных.
 
А сейчас самое время перейти к практике собачьих боев, без которой дальнейший рассказ о породе становится невозможным. Не испытывая симпатии к такого рода, зрелищу, мы вынуждены остановиться на этом факте истории, поскольку стаффордширский терьер в прошлом - специализированный драчун и всеми своими качествами обязан поколениям гладиаторов пит-ринга.
 
Люди, сегодня профессионально занимающиеся организацией боев и подготовкой боевых собак (в дальнейшем назовем их "пит-профи"), на Западе организованы в общества, конечно нелегальные. Что же делает небольшую собаку непобедимой, что дает ей возможность побеждать более сильного и рослого противника? На языке "пит-пpофи" это качество называется "gameness, что на русский язык переводится как "боевой азарт", "кураж", "страсть", но мы, желая придать слову терминологический оттенок, оставляем его звучание как "геймнесс". Этот признак уникален для боевых пород и подразумевает наличие у собаки физиологической потребности сражаться до конца в любой ситуации и способности продержаться в ринге два часа и более, не теряя воли к победе и страсти.
 
Практический опыт американских любителей свидетельствует, что при скрещиваниях пит-бультерьра с собаками других пород "геймнесс" теряется, а при скрещиваниях между линиями внутри породы может значительно ослабляться. Этот факт давно известен заводчикам, и, хотя эксперименты по выведению более крупных боевых собак с использованием пит-буля и больших догообразных продолжаются, они носят скорее праздно-творческий характер, серьезные "пит-профи" не склонны увлекаться этим занятием.
 
Факты заставляют сделать вывод, что "геймнесс" - это полигенный рецессивный признак, теряющийся при кроссах, трудно восстановимый и предполагающий высокую степень заинбридированности рабочего поголовья, что лишний раз свидетельствует в пользу древности и чистоты происхождения породы.
 
К.Семенчик предполагает возможность выявления этого качества с разной степенью вероятности у очень узкого круга пород, к которым он прежде всего относит стаффордширского бультерьера, американского стаффордширского терьера, американского бульдога, перро-де-пресо-канарио. Но он же отмечает, что ни одна из этих пород не может серьезно конкурировать с питбультерьером. Учитывая тот факт, что многие старые боевые породы умеют постоять за себя с определенной вероятностью победы, а также опыт японских заводчиков в выведении тоса-ину, мы предполагаем возможность выявления аналогичных качеств у более широкого круга догообразных пород, в том числе у спокойных и удобных для содержания, обладающих этим генетическим "дремлющей" форме в силу отсутствия специальной селекции.
 
Стаффордширский бультерьер обязан своим возникновением шахтерам и рудокопам XVI-XVII веков из одноименного графства, перенявшим у феодалов любовь к травле, но из экономических соображений разводивших боевых собак экономичного размера, а так как порода была пригодна для уничтожения крыс и охоты на барсука, то появление в его названии слова "терьер", могло быть связано с использованием стаффа. Кстати, старое название, более распространенное среди устроителей собачьих боев, но не прижившееся в силу запрета травли и предубежденности общественности, было совершенно иным: "пит-дог", т.е. "собака для собачьих боев". Английское слов "pit" переводится как "яма", поскольку бои в старину проводили в специально устроенных ямах, заменявших современный ринг (сегодня в терминологии организаторов травли это слово приобрело более широкий смысл). Если бы история сложилась иначе (давайте пофантазируем) и признание породы произошло в XVIII-XIX веках - в период ее наивысшего расцвета, - то вероятнее всего эта собака называлась бы сегодня "стаффордширский пит-дог", что гораздо больше соответствует ее назначению и использованию.
 
С 22 июня 1816 года в английских газетах регулярно публиковались объявления о собачьих боях, где указывались вес собак и ставки. Большинство бойцов, судя по заявкам, имели вес от 20 до 40 англ.фунтов (9-18 кг), что примерно соответствует размеру современного стаффа (24-38 англ.фунтов), а суммы ставок от 2 шиллингов (20 пенсов) до ста гиней (1000 фунтов стерлингов), причем последняя цифра представляла огромное по тем временам состояние. Утверждение, что порода и в ХIХ веке разводилась преимущественно бедняками, ложно, поскольку в указанное время держать спортивную собаку мог только представитель среднего класса или так называемая "рабочая аристократия", выплачивая в городскую казну 40 шиллингов ежегодно.
 
Во внешнем облике стаффордширского бультерьера сочетаются относительно короткая, наполненная морда, широкий, скуластый череп с плоским "лицом" и широко расставленными глазами, расположенными на одной плоскости, а также развернутая бочкообразная грудь и широкий постав мускулистых лал с крепким костяком; все это не позволяет обнаружить в нем хотя бы одну черту, свойственную терьерам. Если поставить рядом стаффа и любого терьера то единственное сходство заключается в том, что и тот и другой - собаки. Сравнение с бульдогом, бульмастифом, боксером и другими потомками травильных догообразных пород обнаруживает поразительное обилие общих черт и особенностей, присущих только этим собакам. Мы склонны разделить взгляд Р.Стpаттона на историю породы в силу очевидности однажды побывав на чемпионате Англии в Малверне, где представлены "сливки" описываемой породы, и увидев своими глазами, что представляет собой современный добротный стаффордшир из хорошего питомника, разделить версию об участии терьера в его выведение можно только зажмурившись.
 
Несмотря на предположительную древность происхождения стаффордширский бультерьер практически неизвестен в России. Этот факт вызывает сожаление, поскольку обладая неповторимым обаянием, высокой декоративностью и привлекательным темпераментом, современный стафф идеально приспособлен и очень удобен (небольшой размер) для квартирного содержания, популярность породы в Англии и Америке говорит сама за себя, характеризуя ее высокую пользовательную ценность.
 
Стаффордширский бультерьер предан, надежен, в характере его неприсущей многим терьерам холеричности, напротив, он держится с достоинством большой собаки, не шумный и не выставляющий напоказ свою смелость и злобу, ибо действует эффективно только под воздействием необходимости. Он любит детей, не доминирует над домашними и отличается дружелюбным отношением к людям, меняясь лишь в случае опасности для хозяина. Боевой дух современного представителя породы несколько снижен селекцией, но ничуть не уступает мужеству популярного английского бультерьера, создавая в то же время меньше хлопот в городе, чем его американские сородичи. Собака общительна, отзывчива на ласку, но требует твердого воспитания, так как в силу заложенного боевого потенциала дурно воспитанный стафф может быть источником опасности для людей и, особенно, животных. В целом, это здоровая физически и психически порода, не требующая особого ухода и отличающаяся долголетием. При приобретении щенка следует обратить внимание на соответствие выставочному типу, особенно если вы это делаете не в Англии или США, где порода популярна, многочисленна и качество поголовья поддерживается на высоком уровне. Стафф не принадлежит к числу самых дорогих собак.
 
Александр Иншаков, Евгений Цигельницкий, журнал "Друг", 1998
Категория: Породы собак | Добавил: Admin (09.12.2009)
Просмотров: 320
 
Copyright MyCorp © 2016 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz